Искусственное (клиническое) питание больных

Венозные доступы у новорожденных детей

image

Инфузионная терапия является одним из основных способов проведения интенсивной терапии, направленной на коррекцию, поддержание и профилактику нарушений жизненных функций организма. Традиционно инфузионная терапия проводится способом внутривенного вливания лекарственных препаратов. Умение обеспечить венозный доступ является одним из главных практических навыков, определяющих высокий класс медицинского специалиста.

Если обратиться к истории, то можно узнать о применявшихся ранее внутримышечных, подкожных, внутриполостных и ректальных вливаниях. Однако эффективность этих методов оказалась сомнительной и в настоящее время они не применяются. Тяжелые осложнения, вызываемые внутриартериальным введением инфузионных препаратов, также послужил причиной отказа от применения данной методики. В настоящее время пункция и катетеризация артерий применяется, исключительно, с диагностической целью. Внутрикостные инфузии используются лишь в экстренных случаях, когда затруднен доступ к сосудистому руслу.

Методики обеспечения венозного доступа и способы проведения инфузионной терапии у новорожденных имеют свою историю.

Прогресс неонатологии, постоянное уменьшение критического гестационного возраста и веса для выхаживания новорожденных детей диктуют специалистам и производителям медицинского оборудования осваивать новые технологии и постоянно совершенствовать старые, используя современные технику и материалы.

Современные сосудистые катетеры могут быть венозными (для центральных и периферических вен) и артериальными. Могут иметь различные приспособления для фиксации, дополнительный порт для болюсного введения препаратов, камеру обратного тока, антивозвратный клапан.

Для изготовления катетеров используются материалы, характеризующиеся разными свойствами.

МАТЕРИАЛ ХАРАКТЕРИСТИКИ
Полиэтилен Высокая степень прочности. Жесткий. Прочный.
Флюорополимер (тефлон) Достаточно жесткий. Устойчив к воздействию различных химических веществ.
Поливинилхлорид (пвх) Термопластичный: жесткий при комнатной температуре, более гибкий при температуре тела.
Силикон Высокая степень биосовместимости, тромборезистентности. Мягкий и гибкий. Низкий риск перфорации сосуда.
Полиуретан Высокая степень биосовместимости, достаточная жесткость при натяжении, износоустойчивость, тромборезистентность. Термопластичность.

Определение размеров сосудистых катетеров основано на системе, называемой «Бирмингемский калибр проводов (Birmingham Wire Gauge)» и использует следующую логику: чем больше калибр, тем тоньше игла. Калибр определяет, сколько канюль помещается в трубку с внутренним диаметром 1″ (1 дюйм = 25,4 мм). Применение этой системы было предложено AAMI (Ассоциация по усовершенствованию медицинского инструментария США).

Gauge Цвет
14G 6
16G 5
17G 4,5
18G 4
20G 3
22G 2,5
24G 2
26G

image

Существуют три основных способа обеспечения венозного доступа: венепункция, венесекция и катетеризация вены. По расположению дистального участка катетера доступы могут быть периферические и центральные.

При венесекции доступ к вене осуществляется хирургическим путем. После выделения вены, как правило, на сосуд накладывается лигатура, вена пересекается и в вышележащий отрезок вводится катетер по проводнику. Если вена не пересекается, то на введенный катетер накладывается лигатура для плотного закрепления его в сосуде и гемостаза. Таким образом, в результате данного способа катетеризации сосуда, последний «выключается» из кровоснабжения и кровоток в бассейне оперированной вены в последующим зависит от развития коллатералей. Но, как известно, чем меньше гестационный возраст ребенка, тем хуже у него развита система коллатерального кровоснабжения. Метод трудоемкий, технически сложный, требует медикаментозного обезболивания. Инвазивность метода, несоответствие диаметров катетеров и вен часто приводят к развитию контактных (асептических) флебитов, что значительно укорачивает сроки использования сосудов.

Не утрачивает своего значения в неонатологии пункционный способ венозного доступа с помощью иглы-бабочки. Этот способ применяется для внутривенного болюсного введения лекарственных препаратов и кратковременной инфузионной терапии. Для пункционного венозного доступа традиционно используются вены волосистой части головы. Здесь игла легко фиксируется, но данный венозный доступ ограничивает движения ребенка, делает невозможным грудное вскармливание.

Наиболее популярным периферическим доступом в неонатальной интенсивной терапии является катетеризация периферической вены катетером на игле.

Для катетеризации выбираются следующие вены:

Тыл кисти — тыльное венозное сплетение.

Предплечье — средняя вена предплечья, добавочная латеральная вена предплечья.

Вены волосистой части головы — надблоковая, поверхностная височная, позадиушная.

Стопа — тыльное венозное сплетение.

Локтевая ямка — медиальная вена предплечья или срединная локтевая вена.

Область голеностопного сустава — малая или большая подкожная вена ноги.

В представленном списке сосуды располагаются по мере убывания предпочтения выбора. Рекомендуется избегать вен в проекции суставов, т.к. подвижность укорачивает срок использования катетера и только в случае острой необходимости использовать вены нижних конечностей, т.к. описаны случаи ишемия или гангрена нижней конечности, осложняющие инфузию в большую подкожную вену нижней конечности; механизм неясен.

Продолжительность использования периферического катетера 3–7 дней. Несмотря на то, что материалы, из которых изготовлены катетеры являются нетромбогенными, использование гепарина в дозе 0,25–0,5 Ед/мл раствора позволяет увеличивать сроки стояния катетера. Катетеры можно использовать для прерывистой инфузии. Они не ограничивают подвижности ребенка. Недостатком периферических катетеров является невозможность длительного использования их (не более 2–3 часов) для введения вазоактивных и гиперосмолярных растворов, к которым относятся все кардиотонические препараты (допамин, добутамин, адреналин) и концентрированные растворы глюкозы, жиров, и амнокислот для парентерального питания.

Потенциальные осложнения: боль, асептические и инфекционные флебиты, экстравазация, артериоспазм (некроз). Избежать подобных осложнений возможно при правильном выборе катетера соответствующего диаметра, четкости выполнения протокола постановки катетера, строгом соблюдении правил асептики, как при катетеризации, так и при уходе за функционирующим катетером.

Катетеризация центральных вен. По определению считается, что катетер установлен в центральную позицию в том случае, когда его дистальный отрезок находится в верхней или нижней полой вене. Иными словами, в организме человека существуют только две центральные вены — верхняя и нижняя полые вены, все остальные периферические и катетеры, установленные в них должны использоваться по правилам периферических катетеров.

Показания к центральному венозному доступу

a) Полное парентеральное питание;

b) Длительная необходимость внутривенного введения лекарственных средств;

c) Внутривенное назначение гиперосмолярных растворов или раздражающих стенку сосудов лекарственных средств, которые нельзя вводить через периферические внутривенные катетеры (дофамин, добутамин, адреналин, норадреналин, растворы глюкозы в концентрации выше 12,5%, растворы АМКТ в концентрации более 2%, растворы жировых эмульсий в концентрации более 10%);

d) Интенсивная инфузионная терапия.

Противопоказания к центральному венозному доступу

Абсолютных противопоказаний не существует.

a) Инфекционное поражение кожи в месте введения катетера.

b) Возможность адекватного лечения пациента с помощью периферического венозного доступа.

Центральный венозный катетер может быть установлен путем пункции вены и катетеризации по методу Сельдингера (Seldinger), путем катетеризации через периферическую вену, хирургическим путем.

Катетеризация методом Сельдингера предусматривает пункцию вены «вслепую», по топографии с последующим введением катетера по проводнику. Этот метод сопряжен с высоким риском травматизации близлежащих жизненно важных органов, сосудов и нервных стволов, поэтому использование этого венозного доступа требует большого практического опыта врача и адекватного общего обезболивания пациента.

Особый вид катетеризации центральной вены у новорожденных детей — катетеризация пупочной вены. Это быстрый и надежный центральный доступ, позволяющий проводить интенсивную терапию с момента рождения ребенка и далее в течение двух-трех суток. Пупочные катетеры используются для проведения операций заменного переливания крови при гемолитической болезни новорожденного. У детей с экстремально низкой массой тела при рождении (ЭНМТ) пупочные катетеры иногда становятся единственным возможным сосудистым доступом и могут использоваться 2-3 недели, что требует неукоснительного соблюдения правил асептики при постановке катетера и проведении ИТ.

Самым популярным способом катетеризации центральных вен у новорожденных детей в настоящее время является установка глубоких венозных линий через периферические вены (ЦПВК). Удобство в использовании, возможность длительного применения сделали ЦПВК незаменимыми в неонатологической практике, особенно при выхаживании детей с ЭНМТ.

Места введения

1. Вены кубитальной ямки: медиальная и латеральная подкожные вены руки.

2. Вены волосистой части головы: височная и задняя ушная вена.

3. Подкожные вены ноги.

4. Подмышечная вена.

5. Наружная яремная вена.

Предпочтение отдается медиальным подкожным венам и венам правой руки, поскольку они короче и идут более прямо по направлению к центральной вене. Катетер труднее провести через латеральную подкожную вену руки из-за сужения сосуда при вхождении в дельтовидно-грудную борозду и впадения в подключичную вену под острым углом. Подмышечную и наружную яремную вену следует выбирать для введения катетера в последнюю очередь, т.к. эти вены прилежат к артериям и нервам.

При катетеризации вен бассейна верхней полой вены (ВПВ) дистальный конец катетера должен располагаться в ВПВ, на границе впадения ее в правое предсердие (ориентировочно третье межреберье справа).

При катетеризации вен бассейна нижней полой вены (НПВ) дистальный конец катетера должен располагаться в НПВ на границе впадения ее в правое предсердие (мечевидный отросток грудины).

Осложнения катетеризации.

1. Повреждение других сосудов и органов во время установки катетера: кровотечение, пункция артерии, повреждение плечевого сплетения.

2. Флебит.

3. Миграция и неправильное положение катетера. Может происходить во время установки катетера или из-за спонтанной миграции в любой момент пребывания в вене. Это может стать источником формирования тромбов на катетере и развития тромбоэмболии. Следует помнить о возможности развития «парадоксальная эмболия», обусловленной фетальными сосудистыми и внутрисердечными коммуникациями.

4. Катетер-ассоциированные инфекции кровотока. Бактерии могут колонизировать наружную поверхность катетера и затем мигрировать по ней из пространства между катетером и кожей к внутрисосудистому концу катетера. Или в результате колонизации коннектора, инфузионных сред может происходить миграция бактерий по внутренней поверхности катетера и попадание возбудителя непосредственно в кровоток.

Методы профилактики осложнений при катетеризации центральных вен:

— выполнение катетеризации только опытными специалистами;

— необходимость получения информированного согласия родителей перед процедурой;

— строгое соблюдение инструкции производителя по использованию катетера;

— обязательность подтверждения положения внутрисосудистого конца катетера рентгенологически;

— строгое соблюдение правил инфекционной безопасности сотрудниками отделений реанимации и интенсивной терапии, приходящими в отделение специалистами-консультантами и родителями;

— применение гепарина в дозе 0,5–1,0 МЕ/мл инфузионного раствора статистически не изменяет частоту возникновения тромбозов, но значительно увеличивает сроки использования катетеров;

— по возможности, не использовать катетер для парентерального питания в иных целях;

— максимальное уменьшение количества манипуляций с катетером;

— ограничение использования запорных кранов, увеличивающих риск развития инфекционных осложнений;

— удаление центрального катетера при отсутствии необходимости в нём!

Катетеризация сосудов в неонатологической практике — это искусство, требующее постоянного совершенствования навыков и современных знаний физиологии и патологии новорожденного ребенка.

60 товаров Специализированное питание неотъемлимая часть терапии и реабилитации Фильтры Нутридринк Компакт Протеин Нутридринк Компакт Протеин Вкус Назначение Может применяться при Возраст Взрослые, Дети с рождения и для взрослых Вкус: Milupa OS 2 Secunda / Милупа ОС 2 Секунда Анамикс Вкус

  • Без вкуса

Назначение Может применяться при Возраст Дети старше 8 лет Вкус: Без вкуса Металлическая банка с мембраной (500 г) Milupa MSUD 2 Secunda / Милупа МСУД 2 Секунда Вкус

  • Без вкуса

Назначение Может применяться при Возраст Дети 1-8 лет Вкус: Без вкуса Металлическая банка с мембраной (500 г) Milupa MSUD 2 Prima / Милупа МСУД 2 Прима Вкус

  • Без вкуса

Назначение Может применяться при Возраст Дети 1-8 лет Вкус: Без вкуса Металлическая банка с мембраной (500 г) Milupa MSUD 3 Advanta / Милупа МСУД 3 Адванта Вкус

  • Без вкуса

Назначение Может применяться при Возраст Взрослые, Дети старше 15 лет Вкус: Без вкуса Металлическая банка с мембраной (500 г) Практикум

Многочисленными исследованиями установлено, что нарушения питания могут сопровождаться различными структурно-функциональными изменениями в организме, а также нарушениями метаболизма, гомеостаза и его адаптационных резервов. Имеется прямая корреляционная взаимосвязь между трофической обеспеченностью тяжелобольных (пострадавших) пациентов и их летальностью — чем выше энергетический и белковый дефицит, тем чаще у них наблюдается тяжелая полиорганная недостаточность и летальный исход. Известно, что трофический гомеостаз вместе с кислородным обеспечением составляет основу жизнедеятельности организма человека и кардинальное условие преодоления многих патологических состояний. Поддержание трофического гомеостаза, наряду с его внутренними факторами, определяется прежде всего возможностью и реальностью получения организмом необходимых для жизнеобеспечения питательных субстратов. Вместе с тем в клинической практике нередко возникают ситуации, при которых больные (пострадавшие) в силу различных причин не хотят, не должны или не могут принимать пищу. К этой же категории лиц следует относить и пациентов с резко возросшими субстратными потребностями (перитонит, сепсис, политравма, ожоги и др.), когда обычное естественное питание не обеспечивает должным образом потребности организма в питательных веществах.

Еще в 1936 г. H. O. Studley отмечал, что при потерях больными до операции более 20 % массы тела их послеоперационная летальность достигала 33 %, тогда как при адекватном питании она составляла всего 3,5 %.

По данным G. P. Buzby, J. L. Mullen (1980), недостаточность питания у хирургических больных приводит к увеличению послеоперационных осложнений в 6, а летальности в 11 раз. В то же время своевременное назначение истощенным пациентам оптимальной нутриционной поддержки уменьшало количество послеоперационных осложнений в 2–3, а летальности — в 7 раз.

Необходимо отметить, что трофическая недостаточность в той или иной форме довольно часто наблюдается в клинической практике среди больных как хирургического, так и терапевтического профиля, составляя, по данным различных авторов, от 18 до 86 %. При этом ее выраженность существенным образом зависит от вида и особенностей клинического течения имеющейся патологии, а также длительности заболевания.

Идеологической основой жизненно важной необходимости раннего назначения тяжелобольным и пострадавшим пациентам, лишенным возможности оптимального естественного перорального питания, дифференцированной нутриционной поддержки обусловлена, с одной стороны, необходимостью адекватного субстратного обеспечения организма в интересах оптимизации внутриклеточного метаболизма, для чего требуется 75 нутриентов, 45–50 из которых являются незаменимыми, а с другой — потребностью максимально быстро купировать часто развивающийся при патологических состояниях синдром гиперметаболического гиперкатаболизма и сопряженный с ним аутоканнибализм.

Установлено, что именно стресс, в основе которого лежат глюкокортикоидный и цитокиновый кризы, симпатический гипертонус с последующим катехоламиновым истощением, деэнергизацией и дистрофией клеток, циркуляторные нарушения с развитием гипоксического гипоэргоза, приводит к выраженным метаболическим изменениям. Это проявляется повышенным распадом белков, активным глюконеогенезом, истощением соматического и висцерального пулов белка, снижением толерантности к глюкозе с переходом зачастую на диабетогенный обмен веществ, активным липолизом и избыточным образованием свободных жирных кислот, а также кетоновых тел.

Представленный далеко не полный перечень метаболической дезорганизации, происходящей в организме вследствие постагрессивного воздействия (болезни, травмы, операции), может существенно снижать эффективность лечебных мероприятий, а нередко, при отсутствии соответствующей коррекции возникающих метаболических нарушений, вообще приводить к их полной нейтрализации со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Последствия метаболических нарушений

В обычных условиях при отсутствии каких-либо значимых метаболических нарушений потребности пациентов в энергии и белке, как правило, в среднем составляют 25–30 ккал/кг и 1 г/кг в сутки. При радикальных операциях по поводу рака, тяжелых сочетанных травмах, обширных ожогах, деструктивном панкреатите и сепсисе они могут достигать 40–50 ккал/кг, а иногда и более в сутки. Одновременно существенно возрастают суточные потери азота, достигая, например, при черепно-мозговой травме и сепсисе 20–30 г/сут, а при тяжелых ожогах 35–40 г/сут, что эквивалентно потере 125–250 г белка. Это в 2–4 раза превышает среднесуточные потери азота у здорового человека. В то же время следует отметить, что за дефицит 1 г азота (6,25 г белка) организм больных расплачивается 25 г собственной мышечной массы.

По сути дела, в подобных условиях развивается активный процесс аутоканнибализма. В связи с этим может произойти быстрое истощение пациента, сопровождающееся снижением устойчивости организма к инфекции, замедленным заживлением ран и послеоперационных рубцов, плохой консолидацией переломов, анемией, гипопротеинемией и гипоальбуминемией, нарушениями транспортной функции крови и процессов пищеварения, а также полиорганной недостаточностью.

Сегодня мы можем констатировать, что недостаточность питания пациентов — это более медленное выздоровление, угроза развития различных осложнений, более длительное пребывание в стационаре, более высокие расходы на их лечение и реабилитацию, а также более высокая летальность больных.

Нутриционная поддержка в широком смысле — это комплекс мероприятий, направленных на должное субстратное обеспечение больных, устранение метаболических нарушений и коррекцию дисфункции трофической цепи с целью оптимизации трофического гомеостаза, структурно-функциональных и метаболических процессов организма, а также его адаптационных резервов.

В более узком понимании к нутриционной поддержке относят процесс обеспечения организма больных всеми необходимыми питательными веществами с помощью специальных методов и современных искусственно созданных питательных смесей различной направленности.

ПОДПИСАТЬСЯ

К этим методам относятся:

  • сипинг — пероральное потребление специальных искусственно созданных питательных смесей в жидком виде (частичное как дополнение к основному рациону или полное — потребление только питательных смесей);
  • обогащение готовых блюд порошкообразными специализированными смесями, что повышает их биологическую ценность;
  • зондовое питание, осуществляемое через назогастральный или назоинтестинальный зонд, а при необходимости длительного искусственного питания больных (более 4–6 недель) — через гастро- или энтеростому;
  • парентеральное питание, которое может проводиться через периферическую или центральную вену.

Основные принципы активной нутриционной поддержки:

  • Своевременность назначения — любое истощение легче предупредить, чем лечить.
  • Адекватность проведения — субстратное обеспечение пациентов, ориентированное не только на расчетные потребности, но и на реальную возможность усвоения организмом поступающих нутриентов (много не значит хорошо).
  • Оптимальность сроков проведения — до стабилизации основных показателей трофологического статуса и восстановления возможности оптимального питания больных естественным путем.

Представляется совершенно очевидным, что проведение нутриционной поддержки должно быть ориентировано на определенные стандарты (протоколы), представляющие собой некоторый гарантированный (хотя бы минимальный) перечень необходимых диагностических, лечебных и профилактических мероприятий. На наш взгляд, необходимо выделять стандарты действия, содержания и обеспечения, каждый из которых включает последовательный перечень определенных мероприятий.

А. Стандарт действия

Включает минимум две составляющие:

  • раннюю диагностику нарушений питания с целью выявления пациентов, требующих назначения активной нутриционной поддержки;
  • выбор наиболее оптимального метода нутриционной поддержки, сообразуясь с определенным алгоритмом.

Абсолютными показаниями для назначения больным активной нутриционной поддержки являются:

1. Наличие относительно быстро прогрессирующей потери массы тела больных вследствие имеющегося заболевания, составляющей более:

  • 2 % за неделю,
  • 5 % за месяц,
  • 10 % за квартал,
  • 20 % за 6 месяцев.

2. Имеющиеся у пациентов исходные признаки гипотрофии:

  • индекс массы тела < 19 кг/ м2 роста;
  • окружность плеча < 90 % от стандарта (м — < 26 см, ж — < 25 см);
  • гипопротеинемия < 60 г/л и/ или гипоальбуминемия < 30 г/л;
  • абсолютная лимфопения < 1200.

3. Угроза развития быстро прогрессирующей трофической недостаточности:

  • отсутствие возможности адекватного естественного перорального питания (не могут, не хотят, не должны принимать пищу естественным путем);
  • наличие выраженных явлений гиперметаболизма и гиперкатаболизма.

Алгоритм выбора тактики нутриционной поддержки больного представлен на схеме 1.

Приоритетный метод

При выборе того или иного метода искусственного лечебного питания больных во всех случаях предпочтение следует отдавать более физиологичному энтеральному питанию, так как парентеральное питание, даже полностью сбалансированное и удовлетворяющее потребности организма, не может предотвратить определенные нежелательные последствия со стороны желудочно-кишечного тракта. Следует учитывать, что регенераторная трофика слизистой оболочки тонкой кишки на 50 %, а толстой — на 80 % обеспечивается за счет внутрипросветного субстрата, который является мощным стимулом для роста и регенерации ее клеточных элементов (кишечный эпителий полностью обновляется каждые трое суток).

Длительное отсутствие пищевого химуса в кишке приводит к дистрофии и атрофии слизистой оболочки, снижению ферментативной активности, нарушению выработки кишечной слизи и секреторного иммуноглобулина А, а также активной контаминации условно-патогенной микрофлоры из дистальных в проксимальные отделы кишечника.

Развивающаяся при этом дистрофия гликокаликсной мембраны слизистой оболочки кишечника приводит к нарушению его барьерной функции, что сопровождается активной чрезпортальной и чрезлимфатической транслокацией микробов и их токсинов в кровь. Это сопровождается, с одной стороны, чрезмерной продукцией провоспалительных цитокинов и индукцией системной воспалительной реакции организма, а с другой — истощением моноцитарно-макрофагальной системы, что существенно повышает риск развития септических осложнений.

Следует помнить, что в условиях постагрессивной реакции организма именно кишечник становится основным недренированным эндогенным очагом инфекции и источником неконтролируемой транслокации микробов и их токсинов в кровь, что сопровождается формированием системной воспалительной реакции и нередко развивающейся на этом фоне полиорганной несостоятельности.

В этой связи назначение больным ранней энтеральной поддержки (терапии), обязательной составляющей которой является минимальное энтеральное питание (200–300 мл/сут питательной смеси), позволяет в значительной мере минимизировать последствия агрессивного воздействия различных факторов на желудочно-кишечный тракт, сохранить его структурную целостность и полифункциональную активность, что является необходимым условием более быстрого выздоровления больных.

Наряду с этим энтеральное питание не требует строгих стерильных условий, не вызывает опасных для жизни пациента осложнений и является существенно (в 2–3 раза) более дешевым.

Таким образом, при выборе метода нутриционной поддержки любой категории тяжелобольных (пострадавших) пациентов следует придерживаться общепринятой в настоящее время тактики, суть которой в кратком изложении может быть представлена следующим образом: если ЖКТ работает — используй его, а если нет — заставь его работать!

Б. Стандарт содержания

Имеет три составляющие:

  1. определение потребности пациентов в необходимом объеме субстратного обеспечения;
  2. выбор питательных смесей и формирование суточного рациона искусственного лечебного питания;
  3. составление протокола (программы) планируемой нутриционной поддержки.

Потребности больных (пострадавших) в энергии могут быть определены методом непрямой калориметрии, что, несомненно, будет более точно отражать их фактические энерготраты. Однако таковые возможности в настоящее время практически отсутствуют в подавляющем большинстве стационаров из-за отсутствия соответствующего оборудования. В этой связи действительный расход энергии пациентов может определяться расчетным методом по формуле:

ДРЕ = ОО × КМП, где:

  • ДРЕ — действительный расход энергии, ккал/сут;
  • ОО — основной (базальный) энергообмен в условиях покоя, ккал/сут;
  • КМП — усредненный коэффициент метаболической поправки в зависимости от состояния больных (нестабильное — 1; стабильное состояние с умеренным гиперкатаболизмом — 1,3; стабильное состояние с выраженным гиперкатаболизмом — 1,5).

Для определения базальной интенсивности обмена веществ могут быть использованы известные формулы Харриса-Бенедикта:

ОО (мужчины) = 66,5 + (13,7 × × МТ) + (5 × Р) – (6,8 × В),

ОО (женщины) = 655 + (9,5 × МТ) + + (1,8 × Р) – (4,7 × В), где:

  • МТ — масса тела, кг;
  • Р — длина тела, см;
  • В — возраст, годы.

В более упрощенном варианте можно ориентироваться на средние показатели ОО, составляющие у женщин 20 ккал/кг, а у мужчин 25 ккал/кг в сутки. При этом следует учитывать, что на каждое последующее десятилетие жизни человека после 30 лет ОО уменьшается на 5 %. Рекомендуемый объем субстратного обеспечения больных приведен в табл. 1. 

Далее в статье:

Схема 1. Алгоритм выбора тактики нутриционной поддержки

Таблица 1. Рекомендуемый объем субстратного обеспечения больных

Таблица 2. Рекомендации Европейских и Американского общества паренте- рального и энтерального питания по субстратному обеспечению больных

Таблица 3. Рекомендуемый лабораторный экспресс-мониторинг основных питательных веществ и их метаболитов, содержащихся в крови

В. Стандарт обеспечения

Питательные смеси для энтерального питания больных

Противопоказаниями для энтерального питания являются

Тонкости парентерального питания

Таблица 4. Контейнеры «три в одном»

Микронутриенты

Основные принципы эффективного проведения парентерального питания

Ознакомится с полным текстом статьи можно в печатной версии издания.

Приобрести печатную версию: http://argument-kniga.ru/arhiv_zhurnala_pd/pd_3-7.html

Подписаться на журнал: http://argument-kniga.ru/podpiska_na_zhurnal_pd/

Купить полный архив номеров: http://argument-kniga.ru/arhiv_zhurnala_pd/

ПОДПИСАТЬСЯ

Капельницы (инфузионная терапия)

Подробности
Просмотров: 29006

Инфузионная терапия (капельницы, инъекции венные, подкожные)

Инфузионная терапия (от лат. Infusio — вливание, впрыскивание и от греч. Therapeia — лечение) это метод лечения, основанный на введении или вливании лекарственных средств внутривенно или под кожу.

Инфузионные растворы делят на коллоидные и кристаллоидные. К кристаллоидным относят растворы электролитов и сахаров (глюкозы, фруктозы). Растворы электролитов могут быть изотоническими, гипотоническими и гипертоническими. К электролитным растворам относят: физиологический раствор (натрия хлорид раствор для инфузий 0.9%), раствор Рингера (раствор 6,5 г NaCl, 0,42 г KCl и 0,25 г CaCl2 в 1 литре бидистиллированной воды), Рингера-Локка (9 г. NaCl, 0,2 г KCl, 0,2 г. CaCl2, 0,2 г. NaHCO3, и 1 г. глюкозы на 1 литр воды). Электролитные растворы показаны при острой потере внеклеточной жидкости, в состав которой входит ионы натрия и хлора. К гипертоническим растворам относят растворы глюкозы (5%, 25%, 40%), раствор соды и раствор поваренной соли (10% и 20%).

Можно сказать, что эти препараты наиболее часто назначаются больным. Однако, в медицинской практике ветеринарной клиники Котофей регулярно используются и другие препараты, которые вводятся инфузионно как самостоятельно так и в сочетании с другими.

Назначая инфузионную терапию, можно решить такие задачи как:

  • заместительная терапия при состояниях, сопровождающихся потерями жидкости и солей: рвота, понос, высокая температура, увеличенный объем мочеиспускания;
  • выведение токсинов из организма при интоксикациях, вызванных гнойно-воспалительными процессами (пиометра, абсцессы, флегмоны).

Инфузионной терапии подвергаются также животные с заболеваниями, которые приводят к накоплению токсических продуктов в организме (хроническая почечная недостаточность, гепатит, отравления и т.п.). Если животное по каким-либо причинам не способно самостоятельно принимать пищу и тем более жидкость (из-за тяжелого общего состояния, после операций на желудочно-кишечном тракте и т. п.), ему назначается парентеральное питание (все питательные вещества и витамины вводят внутривенно). Инфузионная терапия назначается, если по каким-то причинам животное может оказаться лишенным доступа к воде. Особенно это актуально для кошек, которые привыкают пить при определённых условиях (например, из-под крана, и тут кран оказывается длительное время закрытым; либо взрослую кошку могли перевести с натуральных либо влажных кормов на сухие, и она по привычке продолжает пить небольшое количество воды.). С инфузионными растворами вводят многие лекарственные препараты: антибиотики, гормоны, витамины и др.. Существуют и другие ситуации, когда инфузионная терапия незаменима при оказании медицинской помощи пациентам. Например, в случае потери большого объёма крови, инфузионно вводятся препараты, помогающие наполнить сосуды и тем самым облегчить состояние животного и обеспечить возможность дальнейшего проведения лечения.

Таким образом, можно выделить 3 этапа инфузионной терапии:

  • экстренный этап;
  • заместительный этап;
  • поддерживающий этап;

Виды инфузий.

По локализации введения инфузии разделяют на:

  • внутриартериальная (для внутриартериального введения используется специальный клапан);
  • внутривенная (раствор попадет в венозное русло за счет силы собственной тяжести, а скорость введения ограничивается зажимом, или поток контролируется инфузоматом);
  • подкожная (для более быстрого введения растворов используют инфузионный насос, или раствор вводится за счёт силы собственной тяжести).

По способу введения инфузии разделяют на:

  • Струйное. Характеризуется минимальным разведением препарата. При медленном введении для достижения оптимальной концентрации необходимо длительное время, его проводят также с помощью инфузоматов.
  • Капельное. Для капельных инфузий используют раствор вводимого вещества. Этим достигается минимальное воздействие на стенки артерий и вен, корректируется объем вливания.

Цели и задачи инфузионной терапии.

Целью инфузионной терапии является поддержание функций организма (транспортной, метаболической, терморегулирующей, экскреторной и др.)

Задачами инфузионной терапии являются:

  • обеспечение нормального объема водных пространств и секторов (регидратация, дегидратация), восстановление и поддержание нормального объема плазмы;
  • восстановление и поддержание ВЭО (водно-электролитного обмена);
  • восстановление нормальных свойств крови (текучести, свертываемости, оксигенации и др.);
  • дезинтоксикация (выведение токсинов);
  • длительное и равномерное введение лекарств;
  • осуществление парентерального питания (ПП);
  • ормализация иммунитета.

Инфузионная терапия имеет огромную роль, а в некоторых случаях является незаменимой при лечении животных и поддержании их жизнедеятельности. Наиболее часто в практике врачей ветеринарной клиники Котофей применяют подкожные или внутривенные инфузии. Правильно назначенные растворы и скорости введения достаточно быстро оказывают положительную динамику на самочувствие животного.

Немаловажным так же является то обстоятельство, что капельницы не доставляют значительного дискомфорта животным, и при правильном подходе к общению с пациентами, как правило, процедура проходит спокойно и без протестов со стороны больного. В таких случаях животные вполне спокойно переносят последующие визиты и повторяющиеся капельницы, а хозяева благодарны за положительную динамику в лечении. 🙂

И, как всегда, небольшой фотоотчет для наших посетителей:

Инфузия (капельница) подкожная капельная коту, фото.

image

Инфузия (капельница) внутривенная капельная коту.

image

Инфузия (капельница) внутривенная капельная собаке породы чихуа-хуа.

image

Инъекция внутривенная капельная собаке породы Шолоитцкуинтли (мексиканская голая).

image

Все права на материал защищены!

При перепечатке или использовании материалов из настоящей статьи ссылка на сайт ветклиники «Котофей» обязательна! При работе над статьёй использовались материалы из открытых источников, а так же фотоматериалы, сделанные в ветеринарной клинике Котофей.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовила
Ольга Зайцева
Педиатр, врач высшей категории, стаж более 15 лет
Детская областная клиническая больница
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий